Дробление бизнеса: основные признаки налоговой схемы

Дробление бизнеса: основные признаки налоговой схемы

К Письму ФНС от 11.08.2017 г. № СА-4-7/15895 об усилении борьбы с налоговыми схемами по дроблению бизнеса.

Летом 2017 года ФНС России опубликовала Обзор судебной практики по налоговым спорам, связанным с формальным разделением (дроблением) налогоплательщиками бизнеса и искусственным распределением выручки между подконтрольными взаимозависимыми лицами.

В Обзоре разобраны ситуации, когда необоснованная налоговая выгода получена путем формального разделения (дробления) бизнеса и искусственного распределения выручки от осуществляемой деятельности на подконтрольных взаимозависимых лиц, в большинстве своем, использующих специальные налоговые режимы. В этой схеме видимость действий нескольких лиц прикрывает фактическую деятельность одного налогоплательщика. А получение необоснованной налоговой выгоды достигается в результате применения инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, формально соответствующих действующему законодательству.

Налоговый орган указывает, что в судебной практике имеется значительное количество споров по поводу использования названных схем, количество которых с каждым годом возрастает: за последние 4 года арбитражными судами рассмотрено более 400 дел на сумму, превышающую 12,5 млрд. рублей.

В Обзоре говорится о невозможности составления исчерпывающего или «строго императивного» перечня признаков, свидетельствующих о согласованности действий участников схем дробления бизнеса. По мнению ФНС России, в каждом случае необходимо обращать внимание на конкретные обстоятельства, установленные в отношении участников возможной схемы и их взаимоотношений.

Тем не менее, налоговая служба привела основные признаки, свидетельствующие о применении налоговой схемы. Указанные признаки могут присутствовать как в совокупности, так и отдельно.

 

1)      Дробление одного бизнеса (производственного процесса) происходит между несколькими лицами, применяющими спецрежимы (ЕНВД или УСН) вместо исчисления и уплаты НДС, налога на прибыль и налога на имущество основным участником, который ведет реальную деятельность; фактически это означает, что компания (бизнес) просто делится на части.

2)      Применение схемы дробления бизнеса оказало влияние на условия и экономические результаты деятельности всех участников схемы, в том числе на налоги: их размер уменьшился или не изменился при расширении в целом всей деятельности; то есть, в результате дробления должна быть налицо налоговая экономия. Если даже «раздробленный» бизнес не превышает лимитов для УСН или ЕНВД, либо в схеме все организации применяют ОСНО, этот признак не соблюдается.

3)      Налогоплательщик, его участники, должностные лица или лица, осуществляющие фактическое управление работой схемы дробления бизнеса, являются выгодоприобретателями от ее использования.

4)      Участники схемы осуществляют один и тот же вид экономической деятельности. Признак может присутствовать не всегда, виды деятельности могут быть и разными, но касается одного предмета, например производство и продажа товаров.

5)      Участники схемы (юрлица, ИП) созданы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей и/или увеличением численности персонала.

6)      Участники схемы несут расходы друг за друга; Присутствуют взаимные платежи в рамках перекрестного финансирования

7)     Участники схемы прямо или косвенно взаимозависимы (аффилированны), например, через родственные отношения, участие в органах управления, служебную подконтрольность и т.п.

8)     Между участниками схемы формально перераспределен персонал без изменения его должностных обязанностей; обычно это устанавливается путем допроса свидетелей или анализа документов, оформляемых от имени участников схемы.

9)     У подконтрольных лиц отсутствуют собственные основные и оборотные средства, кадровые ресурсы.

Участники схемы используют одни и те же вывески, обозначения, контакты, сайт в Интернете, адреса фактического местонахождения, помещения, банки, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета и т.п. ФНС активно анализирует интернет сайты и иную рекламную информацию, контактные сведения компаний на предмет пересечения.

10)   Единственным поставщиком или покупателем для одного участника схемы дробления бизнеса может являться другой ее участник либо поставщики и покупатели у всех участников схемы являются общими.

11)   Фактическое управление деятельностью участников схемы осуществляется одними лицами; устанавливается это обычно по свидетельским   показаниям и исходя из анализа в совокупности документов участников схемы.

Единые для участников схемы службы, осуществляющие ведение бухучета, кадрового делопроизводства, подбор персонала, поиск и работу с поставщиками и покупателями, юридическое сопровождение, логистику и т.д.

12)   Интересы участников схемы во взаимоотношениях с госорганами и иными контрагентами (не входящими в схему дробления бизнеса) представляют одни и те же лица; т.е. общие представители в судах налоговых органах и пр.

13)  Показатели деятельности, такие как численность персонала, занимаемая площадь и размер получаемого дохода, близки к предельным значениям, ограничивающим право на применение спецрежимов.

14)  Данные бухучета налогоплательщика с учетом вновь созданных организаций могут указывать на снижение рентабельности производства и прибыли.

15)  Поставщики и покупатели распределяются между участниками схемы, исходя из применяемой ими системы налогообложения. Физи-ческие лица и «спецрежимники» приобретают продукцию у компаний без НДС, юридические лица – у НДС-ной компании.

Важность судебных споров, связанных с переквалификацией налоговых обязательств при дроблении бизнеса подтверждается Определением КС РФ №1440-О от 04.07.2017г. с особым мнением к нему судьи Арановского К.В., предупредившего об опасности упрощенного и безапелляционного утверждения дробления в качестве налоговой схемы.

Дробление и применение спецрежимов взаимозависимыми лицами вполне могут быть вызваны деловыми целями развития новых технологий деятельности, выделения непрофильных активов, диверсификации рисков, специализации с целью роста управляемости бизнеса, либо снижения издержек.